Мария Артеменко: Невозможно быть настолько бедным, чтобы не помогать людям

Мы пообщались с Марией Артеменко – девушкой, которая занимается благотворительностью, помогает детям и является основательницей “Клубу Добродіїв”

Мария Артеменко: Невозможно быть настолько бедным, чтобы не помогать людям

– Маша, расскажи немного о своем пути в сфере добрых дел.

– По специальности я коммуникационщик, пять лет реализовывала различные культурные и социальные проекты. А потом решила соединить жизнь с благотворительностью, поскольку еще семь лет назад начался мой путь волонтера, приведший к созданию благотворительной организации.

Я тогда случайно попала в детское отделение в Институте рака, встретилась со смертью лицом к лицу, и поняла, что мы пришли в этот мир не только чтобы потреблять, но также создавать и отдавать.

Это был довольно тяжелый период, когда я смотрела на некоторых детей с осознанием того, что совсем ничем не смогу им помочь, они все равно уйдут из жизни. Постоянно угнетали такие философские мысли, вроде – почему именно ребенок, еще ничего плохого не сделавший в этом мире, должен умирать? Было много слез и размышлений, но я поняла, что не могу просто все бросить и решила попробовать себя в работе с сиротами.

В детских домах сразу было заметно, что дети имеют определенный “потребительский подход”. Но, если копнуть глубже, становится понятным, что мы в них сами это воспитали – меценаты, волонтеры, дирекция. Я не отделяю детей от взрослых. Не сомневаюсь в том, могут ли они что-то. Им необходимо предоставлять возможности, расширять их кругозор, говорить с ними, поддерживать. И ни один мешок конфет или даже новая красивая футболка этого не сделают. Не изменят их жизнь. Они должны также иметь право на выбор, как и дети, которые растут в семьях.

Мария Артеменко: Невозможно быть настолько бедным, чтобы не помогать людям

Но, конечно, случалось и такое, что не у всех выпускников все складывалось. И это не потому, что мы им чего-то не додали – просто они сделали такой выбор сами. И я поняла, что не могу сделать выбор за другого, но он должен его иметь. Если ты имел возможность, но никем не стал – это вопрос лично к тебе, а не к обществу.

Должна существовать личностная ответственность. Поэтому мне хотелось бы провести децентрализацию благотворительности в Украине. Сломать стереотип относительно мнения, что помогать может богатый бедному или крупные города маленьким – помогать может каждый. И если ты будешь жить в небольшом городке, и у тебя появится какая-то идея, способная многим помочь, ты сможешь создать проект, собрать средства и построить, например, хаб.

– Когда возник “Клуб Добродіїв”?

– В 2014 году. Это моя социальная ответственность перед миром. И главная его идея – не пропагандировать жалость. А вместо этого – помогать детям из детдомов возможностями, обучением, поддержкой личности. Мы анкетируем их, интересуемся, кем они хотели бы себя видеть, какие у них любимые герои, что они хотят получить на день рождения, о чем мечтают. И это все как раз о поддержке талантов и развитии.

У нас есть несколько внутренних проектов, среди которых, например, “Первая профессия”. И если кто-то хочет к нам присоединиться или выступить спонсором, мы говорим – профессия важнее конфет. Поэтому на Николая давайте лучше соберем 50 тысяч гривен и запустим годовую программу, которая научит детей конкретном ремеслу. Чтобы, когда они выйдут за пределы детдома, смогли чем-то заработать себе на жизнь.

– Сколько детских домов вы опекаете?

– Мы решили брать не количеством, а качеством, поэтому выбрали 10 детдомов различной формы – обычных, семейного типа и даже с помощью социальной службы поддерживаем несколько детей, находящихся в сложных жизненных обстоятельствах. Иногда они нуждаются в еще большей помощи. Такие дети, вроде бы, живут в семье, имеют маму и папу, но все равно никому не нужны.

– Если я хочу присоединиться к вам в поездке в детски дом, как это сделать?

– Есть несколько вариантов. Например, недавно я сделала пост на странице проекта про девочку Машу, живущую в детдоме “Солнышко”, после чего ко мне обратилась одна женщина. Она написала, что у этого ребенка глаза как ее собственного и что она хочет ей помогать, передавать деньги, вещи, подарки на праздники, но ехать туда не может, потому что это психологически очень сложно. То есть, можно передать нам средства.

Если ты специалист в определенной сфере, то можешь поделиться своими знаниями и умениями. Вот ты, как журналист, можешь провести мастер-класс по написанию писем или текстов. При этом еще и рассказать, что текст может помочь не только изложить мысли, но и снять какое-то напряжение если тебе плохо или необходимо выговориться. Мы любой навык взрослого переводим в пользу.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Анна Покровская – как говорить с детьми о войне и воспитать психически здорового человека

Как-то мы имели опыт проведения курса уроков актерского мастерства от девушки Маши, которая является актрисой, озвучивает мультфильмы, играет в театре. И дети во время этих занятий впервые начали себя проявлять, открываться, получать какие-то эмоции. Это было непросто, потому что кто-то в последнюю минуту отказывался выходить на публику, кто-то начинал бояться, но получилось очень интересно.

Также у нас есть направление “автодобродії” – поскольку все детдома расположены под Киевом, туда нужно как-то добраться. Можно всех участников туда подвезти. Поэтому, когда к нам приходят желающие помочь, я всегда их опрашиваю, пытаясь выяснить, какую суперсилу имеет человек, и что он может дать детям.

– Как возникла идея именно такого формата помощи? Не конфетами или одеждой, как делают обычно.

– К сожалению, не все понимают, зачем именно хотят посетить детский дом. Бывают моменты, когда кто-то пишет: “Я хочу, чтобы мой ребенок поехал в детдом, увидел, как ужасно там живут дети, и после этого оценил все степень моей заботы!” Это очень бесит, честно признаюсь. И я в такие моменты могу очень резко ответить. А какую пользу получат дети, к которым вы поедете? Что это за эгоизм такой? Вы вообще о ТЕХ детях подумали? Вы к ним приедете, выставите, как в зоопарке, покажете своему золотому опрятном сыночку и все? Пусть дальше живут?

Или одна крупная компания как-то на День защиты детей предложила помочь, предоставив нам детские вещи. Я им предложила еще книги, игры купить какие-то – не только настольные, но и бадминтон, например, поскольку это июнь и он очень пригодится на природе. Вместо этого нам передали, в частности, колготки в сеточку и женские ажурные трусики не первой свежести.

И это стало неким переломным моментом, когда я поняла, что не должна обрабатывать весь тот хлам, от которого кто-то хочет избавиться, одновременно почувствовав себя благодетелем. И когда кто-то после этого снова писал, что хочет отдать нам какие-то вещи, я спрашивала, а с чего вы взяли, что ваш хлам им нужен? (смеется).

Мария Артеменко: Невозможно быть настолько бедным, чтобы не помогать людям

И вот тогда некоторые люди начали благодарить за это и спрашивать – а как надо, а что привезти, чем помочь? Потому что многие хотят, но правда не представляют, с чего начать. И это все нужно объяснять, это реальная проблема. Просто в обществе отсутствует диалог или любая информация относительно того, как это все делать. Поэтому у “Клуба Добродіїв” есть еще и просветительская миссия. Мы показываем собственным примером, как можно помочь. Демонстрируем, что для этого не нужны миллионы.

Я знаю случаи, когда организация выделила какую-то нереальную сумму на закупку 150-ти детских шапок. Это все хорошо, но лично я не могу назвать такую благотворительность эффективной. Эти дети очень отличаются от наших собственных, с которыми мы общаемся каждый день. Они могут до 18 лет прожить, не имея возможности прийти в магазин и что-то купить. Поэтому не умеют элементарного – выбирать.

Такой ребенок может впасть в ступор в кафе, потому что не сможет сказать – кофе он хочет или чай. Он не знает, что так можно. И гораздо ценнее будет отправится вместе в супермаркет, дать ему сто гривен и предложить сделать покупки, объяснив сам процесс. Так и с шапкой. Девочка может иметь уже три розовых шапки, а мальчик – четыре синих, однако мечтать при этом о желтой. Это все сложнее, конечно, но более эффективно.

– Как дети идут на контакт с незнакомцами?

– Знаешь, в каждом учреждении по-разному. Но они четко разделяют спонсоров, которые приехали, оставили сумки и уехали, и друзей, которым они не безразличны. Поэтому следует еще на стадии принятия решения ехать в детдом или нет, понять, в роли кого вы туда отправитесь.

– Есть какие-то правила, которые нужно соблюдать?

– Есть люди, которые опасаются, например, что ребенок может назвать “мамой” или “папой”. Со мной за все время такого не случилось ни разу. Мы сразу устанавливаем определенные рамки. И я больше для них сестра чем мама. Я общаюсь с ними на равных, даже из их лексикона что-то могу сказать и это работает намного лучше. Если что-то мне не понравилось – я об этом говорю.

– Я знаю о другом страхе – что приедешь к детям и не сможешь сдержать слез. Но нельзя же рыдать перед ними. Что с этим делать?

– Если есть желание посетить детдом – возможности найдутся. Можно поехать не как участник, а как зритель. Можно не общаться с детьми первый раз или два. Те дети, которым мы занимаемся, нам доверяют и встретят каждого с радостью. Они не будут его испытывать или что-то в этом роде.

Мария Артеменко: Невозможно быть настолько бедным, чтобы не помогать людям

Опять же, всегда можно сказать нет. Мне кажется, все считают, что, если ребенок к тебе прижмется, ты вынужден будешь сидеть и терпеть, чтобы его не травмировать морально и не нанести ему вреда. Они все понимают, и, если кто-то на руки к тебе пытается залезть, а ты этого не хочешь – скажи, это не проблема. Главное, как я уже говорила – дистанция и рамки.

Честность не менее важна. Когда ты впервые приезжаешь, то должен представиться и сказать: “Я не могу обещать, что приеду в следующий раз, но вот сегодня давайте проведем с вами весело и с пользой время”. Потому что, если ты пообещаешь и не выполнишь – это будет очень больно. Их и так уже бросили и обманули, возможно, даже не раз.

И еще существует очень важный момент – никогда не стоит становиться на чью-то сторону. Если возникает конфликт между ребенком и воспитателем, мы должны сохранять нейтралитет. Ты за ребенка заступишся, а через час уедешь и у него начнутся проблемы из-за этого.

– Тебе лично что-то дало волонтерство и благотворительность?

– Несомненно. Это все очень хорошо чистит окружение, потому что рядом не могут оставаться люди, не разделяющие твоих взглядов. За этот период в моей жизни было немало разрывов, но я даже рада этому, это просто не мои люди и у нас разные ценности. А еще такая работа развивает твои скрытые таланты, поскольку ты не можешь делать то, во что не веришь. Она раскрывает ту суперсилу, которую ты, возможно, никогда не продемонстрировал бы в течение рабочих будней.

– Что нужно человеку, чтобы стать волонтером?

– Существует такой стереотип, что на это требуется немало времени – это неправда. Просто нужно понять, что волонтерство должно стать частью твоей жизни, и все. Есть очень показательный социальный ролик на эту тему, в котором речь идет о жизни очень плохого, на первый взгляд, человека, который злоупотребляет алкоголем, со всеми ругается и ведет аморальный образ жизни. Но после смерти оказывается, что он был донором, и теперь его органы помогут спасти жизни нескольким людям. Добро может делать кто угодно и в любом виде.

Опять же, многие считают, что если ты уже стал на путь волонтерства, то должен надеть нимб, взвалить на плечи этот груз и нести его до конца своих дней. Был случай, когда на одной из вечеринок я стояла с бокалом вина или шампанского, как вдруг подошла одна моя знакомая со словами: “Маша, ты работаешь с детьми, как ты можешь пить на людях?” Я даже не знала, что ответить на такое, если честно.

– Ты часто говоришь словосочетание “эффективная благотворительность” – что это?

– Прежде всего это – осознание. Я много прочитала об этом книг, прошла онлайн-курсы, поскольку за рубежом существуют уже магистерские программы по изучению этого вопроса, пока у нас все молчат. Я искала какую-то волшебную пилюлю или палочку. А оказалось, что каждый человек должен просто выбрать свой путь, задать себе вопрос: “А чем я могу помочь и сколько готов на это тратить времени?”.

Это нормально. Так должно быть. Потому помощь и благотворительность, это то, что объединяет людей. Об этом ты можешь говорить с незнакомцами, с теми, кто имеет иные политические взгляды или культурные особенности, но именно это создает и демонстрирует уровень твоих ценностей.

– Если сравнить благотворительность в Украине и за рубежом, какие различия между нами?

– В Америке, например, волонтерство является обычной частью жизни каждого человека. Там не встает вопрос – а буду ли я помогать кому-то? Будешь, потому что отдавать – это хорошо. От этого ты получаешь не менее яркие ощущения, чем от того, когда получаешь сам. Там считают, что невозможно быть настолько бедным, чтобы не помогать людям.

Как-то Оля Руднева, которую считают бабушкой благотворительности в Украине, рассказывала смешную историю. Однажды она приехала в Америку и решила, что сейчас пойдет, как в кино, и накормит бездомных. Позвонила в специальную организацию, а там ей ответили, чтобы вставала в очередь, которая расписана уже на три ближайших месяца. У них это является частью культуры.

Мария Артеменко: Невозможно быть настолько бедным, чтобы не помогать людям

Вспомним те же университеты – их поддерживают бывшие выпускники. Для них это норма – ты сам получил здесь образование, а после помог своим будущим детям. И никто не кричит об этом вслух и не требует вознаграждения. Там наоборот, если ты этого не делаешь – с тобой что-то не так.

– Если я хочу стать волонтером, с чего стоит начать?

– Есть проект Ukrainian volunteer service, на который можно подписаться и следить за анонсами и событиями, к которым можно приобщиться. Там ты сам имеешь возможность выбирать, что тебе нравится. Есть также Украинская биржа благотворительности, имеющая карту благотворительных фондов Украины, которые действительно надежные и проверенные. И третий вариант – подписаться на лидеров мнений, людей, которым доверяют. Это и Оля Руднева, и Ксения Литвиненко с “Таблеточек”, и даже я (смеется).

– Ты уже семь лет занимаешься благотворительностью в Украине, замечаешь определенный прогресс?

– Мы являемся очень доброжелательной нацией. Об этом свидетельствует все это украинское гостеприимство и открытость. Поэтому стоит популяризировать добрые дела, делать их модными. Мой муж является основателем зоозащитной инициативы UAnimals, проводящей кампанию против использования меха. И как-то я встречалась с нашей общей знакомой, которая сказала, что не может больше заставить себя надеть шубу, висящую у нее дома в шкафу. Это и есть тот прогресс, те изменения, которые станут последствиями нашей совместной работы.

Я верю в наш народ. В то, что даже несмотря на хаос в политике и войну на Востоке мы сможем стать лучше. Народ активно отзывается. Мне лично кажется, что в обществе образуется определенная критическая масса людей, уже живущих иначе, настроенных на вегетарианство, они совсем другие. Я, когда ленту свою открываю на Facebook – там все что-то делают, куда ездят и вдохновляют тех, кто рядом.

Я много общаюсь с международным сообществом, и они все в восторге от нашего креатива и действенности. И там говорят о том, что все сложности и война, которые сейчас происходят в нашей стране, могут стать для активистов золотой порой для расцвета. Мы живем во времена, когда не имеет значения статус, нет той бюрократической машины. Хочешь что-то делать – вставай и делай.

Читайте также:   Любовь умирает трижды: Как распознать и предотвратить конец