Актуален ли Зигмунд Фрейд сегодня

За почти 75 лет, прошедших после смерти своего основателя, теория психоанализа ушла далеко вперед, но идеи Фрейда по-прежнему оказывают сильное влияние на искусство – да и вообще на нашу жизнь.

Оговорка по Фрейду. Эдипов комплекс. Эго. Оно. Супер-Эго. Труды Зигмунда Фрейда изменили наше представление о поведении человека. Основатель психоанализа первым попытался обнаружить скрытые пружины действий самого ненадежного из свидетелей – человеческого сознания, и тем самым протоптал тропинку для создателей сложных литературных персонажей с неочевидными мотивами.

«Любое сновидение оказывается осмысленным психическим феноменом, который может быть в соответствующем месте включен в душевную деятельность бодрствования», — пишет Фрейд в одной из ключевых своих работ «Толкование сновидений», изданной в 1899 году. Уже в первые его произведения постоянно вплетались ссылки на классическую литературу. Для того, чтобы проиллюстрировать свое понимание бессознательных мотивов, сложных метафор и смещений в сновидениях, он черпал примеры из Софокла, «Фауста» Гете и Шекспира, особенно из «Гамлета», «Короля Лира» и «Макбета». А для описания иррационального поведения использовал язык поэтов и романистов. Это были первые попытки рассказать о понятиях, воспринимаемых всеми сейчас как нечто само собой разумеющееся.

Чтобы оценить влияние Фрейда на литературу нашего времени, стоит провести параллели между его трудами и работами его литературных современников.

Художественная дань Фрейду
«Углубляясь в ваши прекрасные творения, постоянно обнаруживаю за их поэтической оболочкой предпосылки, вопросы и ответы, знакомые мне, как мои собственные», — писал Фрейд Артуру Шницлеру, чьи сексуально откровенные работы, включая пьесу «Хоровод» 1897 года, были запрещены в Австрии на протяжении 25 лет века.

Шницлер, как и Фрейд, получил в Вене образование невропатолога и был знаком с «Толкованием сновидений». В его произведениях можно встретить сны, фрейдистские символы (озера и горы) и поток сознания вида свободной ассоциации, который Фрейд описывает в «Исследовании истерии» 1895 года.

Фрейд также состоял в переписке с австрийским писателем Стефаном Цвейгом, который в 1931 году в биографическом очерке о психоаналитике отметил: «Двадцать лет назад идеи Фрейда все еще воспринимались как ересь и кощунство. Сегодня они свободно используются и находят свое употребление в повседневной речи».

Читайте также:   Кошка - как индикатор кармы

Десятилетиями психоаналитические теории Фрейда и его акцент на бессознательном служили писателям и драматургам материалом для создания противоречивых персонажей. Его теория эдипова комплекса лежит в основе множества литературных произведений, начиная с романа Лоуренса «Сыновья и любовники» 1913 года, где описывались кровосмесительные отношения между Полом Морелем и его матерью. И по сей день эта теория оказывает влияние на людей искусства по всему миру.

Как результат работы с травмированной психикой солдат Первой мировой войны появилось исследование «По ту сторону принципа удовольствия». В 1925 году из этой работы вырос персонаж романа Вирджинии Вульф «Миссис Дэллоуэй» Септимус Смит.

Поэтесса-модернист Хильда Дулитл, известная под псевдонимом Х. Д., обратилась за помощью к Фрейду в 1933 году, страдая от творческого кризиса, отчасти вызванного страхом новой разрушительной мировой войны. Ее книга 1956 года «Дань Фрейду» — мемуары о лечении с помощью психоанализа.

Критический анализ
Не только писатели, но и литературные критики уже больше столетия вдохновляются идеями Фрейда.

В 1940-х американский критик Лайонел Триллинг отметил поэтичность принципов Фрейда, которые, как он писал, восходят к «классическому трагическому реализму… этот взгляд не упрощает, не сужает мир человека, но наоборот, открывает и усложняет его».

Постмодернизм, структурализм и постструктурализм — в том числе работы французских мыслителей Клода Леви-Стросса, Ролана Барта, Жака Лакана, Мишеля Фуко, Жака Деррида, Жиля Делеза и Юлии Кристева — все они опирались на идеи Фрейда.

Американская писательница и критик Сьюзен Зонтаг в эссе 1964 года «Против интерпретации» выступила против Фрейда и за «эротику искусства». Позже американский теоретик культуры Гарольд Блум в своей работе «Беспокойство влияния» (1973 г.) рассмотрел соперничество поэтов и их предшественников в свете Эдипова комплекса. В феминистском ключе использовали этот подход писатели-феминистки Сандра Гилберт и Сюзан Губар в публикации «Вперед в прошлое. Сложность женского комплекса принадлежности» (1985 г.). А писатель Питер Брукс изучал работы Фрейда о сновидениях в поисках идей для своей книги «Чтение ради сюжета» о построении романов (1992).

Читайте также:   Уверенные в себе люди

В XXI веке влияние Фрейда не исчезло. Правда, теперь у него больше шансов появиться в качестве персонажа, чем в качестве катализатора теоретической мысли.

Среди изданных в последнее время постмодернистских романов можно вспомнить отмеченный премией Европейского союза роман «Сестра Фрейда» Гоце Смилевски, переведенный с македонского Кристиной Крамер (2012 г.). В нем рассказывается печальная история младшей сестры Фрейда Адольфины, погибшей в концлагере Терезиенштадт (четверо из пяти его младших сестер окончили свои дни в нацистских лагерях смерти).

Сюжет вышедшего в 2013 году романа Карен Мак и Дженнифер Кауфман «Любовница Фрейда» вращается вокруг предполагаемого романа Фрейда с Минной, младшей сестрой его жены Марты. Продюсеры известного британского сериала «Аббатство Даунтон» начали производство нового телешоу под названием «Фрейд. Тайный дневник». Действие происходит в Вене конца XIX века, а Фрейд составляет психологические портреты преступников, выступая в роли первого психолога-криминалиста. Кроме того, фильм фокусируется на его «запутанной и скандальной личной жизни», как пишет журнал Variety в номере от 16 апреля.

Детектив в уме
Примеры из практики Фрейда, оформленные как рассказы или повести — бесконечный материал для беллетристов. Эти истории болезни — удобная мишень для вопросов и критики, почва для изучения, подражания, переосмысления и превращения в художественную прозу.

Один из самых известных случаев описан Фрейдом в 1905 году в работе «Дора. Анализ случая истерии». Речь идет о молодой женщине, которая испытывала боли в конечностях и потерю голоса (истерическую афонию). Фрейд предполагал, что эти симптомы — следствие замещения сексуальных ощущений, причина чего кроется в детских воспоминаниях. В 2012 году вышел провокационный роман Лидии Юкнавич «Дора. Псих». В нем Дора — на самом деле ее звали Ида Бауэр — живет в современном Сиэтле и ходит к психоаналитику, которого называет Зигги. «Я впервые прочитала исследование Фрейда о знаменитом случае истерии Иды Бауэр, когда мне было 20 лет, — рассказывает Юкнавич в интервью изданию Rumpus. – История настолько меня разозлила, что я думала о ней 25 лет. Но чтобы дать «моей» Иде высказаться, мне пришлось сначала стать достаточно хорошим писателем».

Читайте также:   Что важно сделать, пока тебе 20

Случай Доры также стал основой нового романа Шейлы Колер «Мечтая о Фрейде». Отец приводит к Фрейду свою 17-летнюю красавицу-дочь. «Он хочет, чтобы она стала благоразумнее и завела роман с мужем его любовницы и молчала об этом. Она протестует и говорит, что этот человек преследует ее с 13 лет», — говорит Колер. Девушка находит в отцовской библиотеке «Толкование сновидений» и решает выдумывать сны для сеансов с Фрейдом. Именно они потом появляются в его записях истории болезни.

«Каждый случай, описанный Фрейдом, — как детектив Конан Дойля, — говорит Колер, который этой весной читал в Принстоне курс «Великие истории болезни Фрейда как малая проза». — Каждый случай — загадка. Для каждой загадки он находит решение. Прав ли он? А разве это важно?».

Возможно, именно в этих фрейдовских тайнах кроется причина того, что он по-прежнему с нами.

Уже в первых своих публикациях Фрейд высказывал революционные и спорные идеи. Его последователи — среди них были Карл Юнг, Отто Ранк, Альфред Адлер, Карен Хорни, Анна Фрейд, Мелани Кляйн и Эрик Эриксон — отошли от его первоначального подхода. Теория и практика психоанализа изменяется и углубляется по сей день.

Фрейд в 1930 году был награжден премией Гете по литературе за «ясный и безупречный стиль». Возможно, его влияние на будущие поколения писателей столь же велико, как и его научный вклад. Эхо его голоса продолжает звучать во множестве художественных произведений.

Похожие новости

0 комментариев

No Comments Yet!

You can be first to comment this post!